Duke

На правах рекламы - игра "Виктория и Вильям"

                 Обращаю Ваше внимание и напоминаю, 

что игра "Виктория и Вильям", посвященная 
  Лондону 1899 года, 
     окончанию викторианского времени, 
       началу модерна, 
           английскому театру 
              и Вильяму нашему Шекспиру

НЕИЗБЕЖНО СОСТОИТСЯ
близ Санкт-Петербурга
10-12 августа 2007 года.

Collapse )

                       Спешите видеть и заявляться!
Duke

Пиеса на свадьбе Герцога и Милены...

была поставлена по мотивам австро-венгерских событий "Балканского сонника", но отдельные пассажи ея явно ассоциируются с данным комьюнити. Вот, например:

Акт 5-й

Судья (зловеще)
Княгиня N? Вот Вас-то мне и надо. Вы преступили меру и предел.

Княгиня
Предел любви, быть может, если только? И меру нежности? Но нет границ любви.

Судья
Границы есть всему и вся, и это границы Австро-Венгрии. Учтите ж, сударыня, и бред умерьте Ваш.

Collapse )
Фрида

Ненаписанные страницы из дневника Фриды Кало

Там серьезно очень много. Краткость — сестра таланта, а я — единственный ребенок в семье.
Collapse )

И, напоследок, речь для церемонии вручения "оскара".
Спасибо всем, кто Испанию делал и кто в нее играл. Мне, конечно, не с чем сравнивать, но мне безумно понравилось.
Раймону, который не дал мне отказаться от идеи участия в этой игре.
Спасибо Тинке и МакДуфу — с вами было тепло во всех смыслах.
Лейтенанту Агирре — который помог мне влиться в игру. И, который, что бы здесь не говорили — тоже очень теплый человек, его отсутствие в палатке сразу чувствовалось.
Ремедиос Варо — за полный сюрреализм.
Эрролу Флинну, синьоре комиссару, библиотекарю Муньосу, падре и всем, с кем я контактировала по игре — ребята, с вами и табуретка сыграла бы.
С теми, с кем довелось общаться не по игре — было просто очень приятно.
Отдельное спасибо сеньору Лустбергу и синьору Витковскому, тащившим мой рюкзак туда и обратно.
Duke

Подлинная история...

Часть 2
Удивительно, но перед праздником родной городок отчего-то замер, насторожился. Огни погашены, ни души на улицах. Около здания администрации группа людей в черном, хотя ночь, ничего не разглядишь, и говорят тихо, но сразу понятно, что не наши. Да, в общем, сразу стало понятно, кто это.

Collapse )
italian

Статья в газету

12 марта в 14 часов фашисты перешли реку, разделяющую Испанию революционную и Испанию буржуйскую. 12 Интербригада дала им бой. Благодаря бдительности ее бойцов, в особенности капитана Гарибальди, фашистам не удалось достичь внезапности. Их ждали траншеи полные пролетариев готовых сражаться за свое будущее.
Натиск был страшен, но Интербригада не дрогнула.
Фашистская гадина – страшный враг! Реакционные силы всего мира помогают ей своими силами – людьми и оружием. Фашистов было больше чем нас, они наступали при поддержке пулеметов. Опытные снайпера не давали поднять голову.
Наши братья гибли один за другим. Взвод добровольцев из Польши выкосил пулемет, его командира, раненого в нескольких местах, чудом вынесли из-под огня. Гибли русские добровольцы, испанские анархисты и ополченцы.
Но мы выстояли. Солдат, коего ведет жажда наживы, и страх перед своим офицером никогда не победит. Победит народ.
Так и случилось. Фашистские солдаты закрепились на нашей стороне реки, но дальше уже не пошли.
Бой шел еще около часа, и обескровленный противник вынужден был покинуть наш берег, вернувшись на первоначальные позиции.

Братья анархисты! Браться трудящиеся!
Эти весенние дни многое показали мне. Я еще более укрепился в своих политических взглядах. Интернационализм и анархизм – вот будущее человечества, хоть и многие люди погибнут, прежде чем на Земле восторжествует справедливость.
Я наблюдал удивительную и прекрасную картину. Как фронт, усеянный мертвыми телами и залитый кровью, делает человека честнее, чище.
Слишком многое в 12 Интербригаде было пропитано духом сталинизма. Но прошло два дня боев, и поменялось буквально все. Офицер перестал быть другой кастой, он стал солдату другом и братом. Еще 10 марта инструкции и директивы владели умами людей, к вечеру 12 марта лишь добрая воля и желание крушить врага вели людей в бой, что казался безнадежным!
И особенно отвратительным тут смотрелся контрреволюционный мятеж поднятый пособниками фашистов в Вилья-де-Санта-Мария. Участники его были казнены, и в том нет никакой жестокости, лишь воля к победе и счастью трудящихся!

Да здравствует свобода! Мы победим!

Мартин Рамирез

18.03.37